Хорошая мина при плохой игре,

Когда в Астане объявили, что президент выступит с ежегодным Посланием народу уже в феврале, некоторые эксперты-политологи высказали предположение, что Нурсултан НАЗАРБАЕВ объявит как минимум о широкомасштабной политической реформе. И только те, кто хорошо знает первого президента, были уверены, что ничего подобного не произойдет, ведь одним из его политических достоинств является умение плыть по течению, причем в результате окружающим кажется, что глава государства никогда не ошибается.

Даже в ключевые моменты истории нашей страны президент всегда топтался на месте, имитируя движение, пока не понимал, в каком направлении будут развиваться события. Для тех, кто не согласен со мной, предлагаю вспомнить августовские события 1991 года, связанные с созданием и крахом ГКЧП. Тогда Нурсултан Абишевич выжидал до последнего момента, пока не стало ясно, что Советский Союз умер окончательно и бесповоротно. В результате, независимость и суверенитет буквально упали нам в руки, в отличие от России, Грузии и прибалтийских республик, которым за все это пришлось заплатить, в том числе и человеческими жизнями.

Выжидательная позиция позволила тогдашнему первому секретарю ЦК республиканской Компартии сохранить в неприкосновенности всю административную систему, только переназвав партийных функционеров главами администраций. Чиновники тогда даже не поменяли своих кабинетов, только вывески на них. Даже из этой своей нерешительности Назарбаев позднее извлек максимальные политические дивиденды, и его штатные «соловьи» теперь рассказывают, как он до последней минуты боролся за союзное государство.

А судьи кто?
Граждане, жаждущие перемен, включая часть сторонников демократической оппозиции, расценили публичное обсуждение рабочими группами НКВД возможных изменений в Конституции как доказательство того, что глава государства готовится ответить на вызов своих политических оппонентов. Однако искушенным аналитикам было понятно с самого начала, что публичное обсуждение поправок в Конституцию предназначено для замера общественного настроения. Когда выяснилось, что сторонники пересмотра Основного закона и политических реформ не имеют критического превосходства, более того, их инициативы вызвали сопротивление среди тех, кого устраивает существующее положение дел в стране, Назарбаев поступил, как всегда – проимитировал бег на месте.

Именно поэтому очередное «историческое» выступление президента можно назвать Посланием народу обо всем и в то же время ни о чем. И в этом смысле оно все больше походит на Доклады об основных направлениях социально-экономического развития страны времен позднего Брежнева, когда коллективная мысль растекалась по широкому кругу вопросов, не выделяя главного и принципиального и не проникая в глубину стоящих перед тогдашним обществом проблем.

Не думаю, что это вина тех, кто готовил текст выступления для Нурсултана Абишевича, они, скорее всего, просто перевели на бумагу позицию главы государства.

А чтобы понять, до какой степени первый президент застрял в прошлом, остался сторонником административного, иногда явного, но чаще скрытого регулирования всех сфер общественной жизни, проанализируем его высказывания о судебной реформе.

В официальном тексте Послания, опубликованном в номере «Казахстанской правды» от 19 февраля 2005 года, этой теме посвящен подраздел 4.5. Как выяснилось, «мы на пороге полномасштабной реформы судебной системы, соответствующей общепринятым в демократическом сообществе стандартам». По мнению главы государства, «нам предстоит поработать над следующим»: «упростить судопроизводство, обеспечить его объективность»; «усилить гарантии прав граждан в рамках судопроизводства и на стадии исполнения судебных решений»; «обеспечить независимость судебного корпуса, что станет гарантией справедливого решения в рамках закона»; «повышать квалификацию судей»; «обеспечить повышение роли адвокатов в рамках уголовного судопроизводства и судебных решений»; «в практику уголовного производства необходимо ввести институт суда присяжных»; «необходимо максимально обеспечить открытость и прозрачность судебных процедур».

Не сомневаюсь, что многие согласятся с вышепроцитированными тезисами, как и с тем, что необходимо сделать судейский корпус независимым и неподкупным. Однако, более или менее очертив проблему, президент не увидел сам и не предложил нам ее решения. Да, можно снова повысить заработную плату судьям, чтобы они стали сильнее дорожить своим креслом и еще больше бояться потерять не только право состоять на госслужбе, но и весомый пакет социальных гарантий. И все.

Зная не понаслышке судебную практику и судей (наша газета, как известно, стала профессиональным участником всевозможных процессов как гражданских и административных, так и уголовных), можем смело утверждать, что глава государства просмотрел, точнее, не захотел увидеть глубину поднятой им проблемы. Все дело в том, что отечественные судьи подчиняются не закону (они попросту используют его как инструмент самообеспечения), а государству, так как именно оно их отбирает, назначает, оценивает, контролирует и наказывает.

Поскольку государство - не некая единая, монолитная субстанция, а собрание чиновников, каждый из которых может навредить судье, то судейский корпус подвержен сильному влиянию со стороны госаппарата, на вершине которого находится глава государства и его администрация. Попытки ослабить это негативное влияние через предоставление гарантий несменяемости судей и тому подобное привели к тому, что произвол в законе только усилился.

Единственное действительно радикальное лекарство против подобного недуга – усиление общественного контроля над деятельностью судейского корпуса - Нурсултан Абишевич допустить не может, так как последний - всего лишь часть государственного аппарата, и он совсем не собирается делиться контролем над ним еще с кем-то. Поэтому он и вынужден предлагать частичные меры, вроде усиления роли адвокатов или введения в процесс присяжных заседателей, которые ни к чему не приведут, пока будет существовать «телефонное» право.

Ну а дальше дело техники. Если судья приучен выносить неправосудные приговоры по указанию влиятельных чиновников, почему ему не делать то же самое за деньги? И поскольку наша страна становится богаче с каждым днем, анекдот, что судья или прокурор, заработали не на том, что посадили преступника, а, наоборот – отпустили его, постепенно превращается в норму.

В чистоту помыслов как-то не верится
Еще больше разочаровывают подразделы Послания, посвященные вопросам совершенствования политической системы и политическим реформам. Конечно, если занимать определенно пропрезидентскую позицию, то все прекрасно в нашем главе государства: и внешний вид, и образ мышления, и конкретные действия. Однако тем, кого сегодня прессингуют правоохранительные органы и разные госведомства, слова, произнесенные Назарбаевым в четверг в зале заседаний Мажилиса, наверняка покажутся просто издевательством. Как над ними, так и над здравым смыслом.

В частности, Нурсултан Абишевич без тени смущения заявил: «Мы впервые в нашей истории создали независимое государство, построенное по принципам западной демократии, учитывая опыт передовых восточноазиатских государств и специфику нашего многонационального и многоконфессионального общества». Другими словами, по мнению президента, демократия западного образца у нас в принципе есть, что заставляет вспомнить старый анекдот, как чукча приехал в Москву и потребовал от водителя такси отвезти его в «Принцип», а на недоуменный вопрос ответил: «Леонид Ильич сказал, что в принципе у нас все есть».

Поэтому позволю себе публично не согласиться с лидером РПП «Отан» и бессменным президентом Казахстана, что «мы добились серьезных результатов в либерализации политической жизни». Да, демократические институты развиваются, но почему-то не действуют, как им положено. Да, выборы проводятся регулярно, но вот назвать их свободными и демократическими язык лично у меня не поворачивается. Да, принцип разделения властей соблюдается, но не выше уровня Администрации президента.

В Казахстане действительно существует политический плюрализм и многопартийность, но те из партий, против которых настроена верховная власть, например, ДВК, просто не выживают, а другие, вроде клонированной Коммунистической народной партии Косарева, наоборот, можно сказать, процветают.

Конечно, каждый казахстанец может свободно вступить в любое общественное или политическое объединение, но к нему также свободно могут прийти работники спецслужб и начать выяснять подробности его личной жизни и слабости, на которые можно надавить.

В нашей стране обеспечена свобода слова, но только на собственной кухне. Как только индивид пожелает высказаться на митинге или в собственной газете, поперек ему станут стеной акимат и Минпечати. И если цензура формально отсутствует, Администрация президента, КНБ и некие близкие к правоохранительным органам частные лица пытаются с помощью судебных исков заставить журналистов и редакторов заниматься самоцензурой.

В общем, на каждое голословное утверждение Нурсултана Абишевича мы можем дать длинный список фактов, опровергающих его. Другое дело, что вряд ли первый президент и лидер нации снизойдет до дискуссии с нами. Вместо этого глава государства снова предложил народу «конкретную программу по ускорению наших дальнейших преобразований» и заявил, что «в соответствии с ней мы скорректируем наши действия на период до 2010 года».

Допускаю, что президент искренне уверен, что большинство казахстанцев поддерживает его, и потому он может пренебречь мнением меньшинства. Но тогда его выступление должно называться не Посланием к народу, а Посланием к сторонникам. Ведь главной цели оно никогда не достигнет – его не примут те полумиллиона совершеннолетних граждан, которые состоят в трех партиях демократической оппозиции, и оно пройдет мимо ума и сердца подавляющего большинства остальных казахстанцев хотя бы потому, что уровень их доверия к Нурсултану Абишевичу и его верным нукерам критически низок. Другое дело, что оппозиции эти люди, возможно, верят еще меньше.

В этих условиях первому президенту приходится делать хорошую мину при плохой игре и пытаться играть словами. Чего стоит одно заявление о том, что Нацкомиссия по вопросам демократизации не только представительна, с чем еще можно согласиться, но и авторитетна (?!). Да одно ее народное название (аббревиатура НКВД) лучше всего говорит о том, что думают о ней граждане страны.

А призыв «перейти к системной и многовекторной работе по дальнейшей модернизации политической системы и развитию демократии»!.. Само предложение разработать Общенациональную программу политических реформ заслуживало бы внимания, если бы не одно «но» - президент и его присные так часто обманывали оппозицию, так откровенно и нагло давили на нее, что та никогда уже больше не поверит в чистоту помыслов лидера нации. Видимо, поэтому ему приходится все чаще создавать псевдооппозицию.

США играет с «Казахгейтом»
Часть Послания, касающаяся социально-экономического развития страны не менее аморфна, чем посвященная политическим проблемам. Исключением является подраздел 3.9, в котором Нурсултан Назарбаев изложил свои обещания народу на 2005-2006 годы. Нет смысла их пересказывать, мы поддерживаем каждое из них. Другое дело, что столь массированное наступление на чувства рядовых казахстанцев заставляет предположить, что таким образом президент начал (и как всегда досрочно!) свою предвыборную кампанию.

Теперь уже очевидно, что выборы состоятся в 2005 году, видимо, в декабре, а старт им будет дан в сентябре. И нет сомнений, что Нурсултан Абишевич победит. Причем не потому, что оппозиция не сможет объединиться и выдвинуть единого кандидата - это как раз вполне реально, а потому, что будет не способна преодолеть объединенные силы госаппарата, пропрезидентских партий, избиркомов и провластных СМИ.

Поэтому большое значение для хода и итогов президентских выборов этого года приобретает позиция международной общественности и руководства ведущих западных государств, в первую очередь США. Тем более что на днях на сайте «Евразия» появилась свежая информация о переносе начала процесса против Джеймса Гиффена в Нью-Йорке на январь 2006 года.

Позволю себе выдвинуть версию, основанную на многолетнем наблюдении за тем, как идет расследование коррупционного скандала, получившего название «Казахгейт». При этом допускаю, что некоторые сторонники Назарбаева правы, когда утверждают, что США используют судебный процесс в качестве инструмента давления на президента Казахстана.

Предположим, в ходе последних переговоров, которые велись как в Астане, так и за океаном, Назарбаеву удалось убедить американцев, что он готов стать демократичнее и выполнить свои обещания по изменению политической системы и развитию гражданского общества. В условиях, когда США и его западные союзники не видят другой силы, способной не только сохранить внутриполитическую стабильность в Казахстане, но и продолжить либеральные реформы, они вполне могли пойти на негласные договоренности с Нурсултаном Абишевичем.

Нет смысла обвинять американское руководство в том, что, на словах поддерживая дело демократии в нашей стране, они пошли на тайный сговор с авторитарным правителем. Во-первых, Назарбаев - не худший из среднеазиатских лидеров, во-вторых, в политике принципиальность всегда уступает место прагматизму. А американцы – народ прагматичный.

Вероятно, республиканская администрация Буша-младшего сделала правильные выводы из своей ошибки в Ираке: лишив силой Саддама Хусейна власти, она столкнулась с тем, что в стране образовался вакуум – ни одна из группировок не смогла перехватить бразды правления и обеспечить внутриполитическую стабильность. Более того, противостоящие там друг другу силы не умеют и не готовы договариваться друг с другом и идти на компромисс, поскольку демократического опыта в стране нет совсем.

Поскольку нынешний Казахстан больше напоминает Ирак, нежели Грузию или Украину, можно предположить, что США поставили на верхушечный переворот в форме изменения политического курса Назарбаева, а если это не получится – на передачу власти другому деятелю, но который при этом будет способен удержать власть и не допустить сваливания страны в кризис.

Нет сомнений, что американский суд действительно независим от исполнительной власти, просто та имеет возможности повлиять на судебную процедуру, например, путем ускорения или замедления процесса предоставления досье, затягивания ответов на вопросы адвокатов Гиффена и т.д. Что она и сделала руками ЦРУ, попросив десять месяцев на подготовку своих досье к судебным слушаньям.

Отложив начало процесса по «Казахгейту», администрация США повесила над Назарбаевым своего рода дамоклов меч. Если выборы пройдут не так, как пообещал президент, этот меч может упасть. И хотя закон о первом президенте защищает Нурсултана Абишевича внутри страны, он может оказаться изгоем за ее пределами, обреченным на поездки исключительно в Россию, Беларусь и государства среднеазиатского региона.

Поэтому не исключено, что вариант победы Назарбаева на очередных президентских выборах с последующим отказом от должности и передачей своих полномочий преемнику, вполне может оказаться рабочим, причем он устроит и первого президента, и США, и Западную Европу, и даже оппозицию.

Вместо заключения
Пожалуй, впервые в официальном документе, каковым, без сомнения, является Послание президента народу, Нурсултан Назарбаев назвал себя Лидером нации. Как граждане страны и избиратели, мы готовы признать его таковым. НО при одном условии: президент должен отчитаться перед нами о своем состоянии и состоянии своих близких родственников: жены, детей и их супругов.

Подробный и честный отчет о недвижимом и движимом имуществе и денежных средствах, собранных, как в Казахстане, так и за рубежом, за период с момента обретения независимости и по сегодняшний день, не только подтвердит право Назарбаева на лидерство, но и снимет с политической повестки дня множество вопросов.
http://www.respublika.kz/

Мухаметжан АДИЛОВ
Республика
27 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom