Возможна ли в Киргизии "оранжевая революция"

Часть 1 Часть 2

За последние два года на пространстве СНГ состоялись две "бархатные революции". Кто теперь из бывших советских республик на очереди - после Грузии и Украины? Среди кандидатов - Киргизия, где уже 27 февраля пройдут выборы в парламент, а в октябре - президентские. На поиски "революционной ситуации" в Бишкек отправился специальный корреспондент "Известий" Георгий Степанов. В прошлых номерах мы опубликовали два его репортажа - о политической ситуации в стране и о положении русских. Сегодня читайте третий - о киргизской экономике, о том, какой интерес проявляет к ней иностранный капитал. В следующем номере мы расскажем о Киргизии как о факторе геополитики, о базах России и США на ее территории.

Бишкек - город народного бизнеса. Ткнешь пальцем в любую машину, и наверняка это окажется частное такси, какой-нибудь заслуженный "Мерседес-230". В киргизской столице две тысячи кафе и баров. Граждан в толстых меховых шапках, неторопливо поглощающих манты (знаменитое народное блюдо) и попивающих зеленый чай, очень много здесь в любой час. В Бишкеке масса интернет-кафе, казино, ночных клубов, поэтому молодежи есть куда пойти в свободное от уроков и лекций время. Кстати, пиво на улицах юные киргизы не пьют - нет такой традиции.

Цены в ресторанах по московским меркам невысоки: порция замечательной форели стоит сомов 120 (86 рублей), манты - сомов 80 (57 рублей). Ассортимент товаров в магазинах и на рынках - точная копия российского. Тот же продуктовый набор: консервированная кукуруза, растворимый кофе "Чибо", конфеты "Россия - щедрая душа"... Цены напоминают московские. Скажем, банка сгущенки стоит 30 сомов (21 рубль), 200 граммов масла - столько же, сырок "Рыжий Ап!" - 12 сомов (8,6 рубля), килограмм кураги - 220 сомов (157 рублей), килограмм фисташек - 400 сомов (363 рубля). Пара приличных мужских туфель продается за 1500 сомов (1071 рубль).

Покупателей много. Означать такая активность может лишь одно - у людей есть деньги. Видно, речь идет о том нарождающемся классе собственников, о котором сказал "Известиям" вице-премьер правительства Киргизии Джоомарт Оторбаев: "Граждане сами создают свои предприятия. Они нигде не зарегистрированы, у них нет трудовой книжки. Сотни тысяч работают на патентной основе. Такси, многие бары, сауны, казино, бильярдные перешли к системе фиксированного налога. Он не идеален, но мы приучаем людей делиться с государством частью своих доходов".

Проигравшие

В этой ситуации страдают бюджетники. По словам лидера оппозиционной Республиканской партии Гияза Токомбаева, нянечки в больницах, медсестры, учителя получают 500-700 сомов (357-500 рублей) в месяц, чиновники в министерствах, сотрудники силовых органов - от 1 тысячи до 2,5 тысячи сомов (714-1785 рублей). Инвалиды - 465 сомов (332 рубля)...

Один киргиз на условиях анонимности поделился своей историей: "Мне 54 года. Закончил сельхозинститут по специальности ветеринар. Уехал в родное село. Когда Союз развалился, все колхозы, совхозы расформировали и создали фермерские хозяйства. Всех решили сделать собственниками. Сначала обрадовались... Получил на семью корову, десять баранов. Но дело не пошло - не было средств на развитие. Скот надо было кормить, а тут детей - нечем. Мы жили в отдаленном горном районе. Хотелось детям дать образование, а из села уезжали учителя. И мы тоже решили податься в Бишкек. Все распродали до последней скотины. В столице сначала обосновались у родственников, потом купили ветхий домик на окраине. Теперь на рынке работаю рубщиком мяса. Жена берет товар под реализацию и тоже стоит на базаре. Хватает лишь на то, чтобы прокормить детей и оплачивать учебу. Не верю никому".

"Безработица, по официальным данным, составляет 80 тысяч человек, по неофициальным - не менее 200 тысяч, - говорит советник посольства России в Киргизии Валерий Шагеев. - Есть приличный рост ВВП - 7,1 процента. Но нет роста качественного, жизнь остается довольно тяжелой. В крупных городах, таких как Бишкек, Ош, - легче. Население спасают оптовые рынки, с их дешевыми китайскими и турецкими товарами. Но чиновники коррумпированы, и какая-то доля грантов Всемирного банка, МВФ, японских агентств развития оседает в их карманах. Впрочем, киргизы терпимы, и я не верю в какой-либо социальный взрыв".

Валентин Богатырев, помощник президента Киргизии, директор Международного института стратегических исследований (МИСИ), заметил в беседе со мной: "Когда кандидаты в депутаты выдают по телевидению фразы типа "народ живет в нищете", то это типичный пиар-ход. Уровень жизни в Киргизии ниже, чем в Казахстане и в России. Но выше, чем в Узбекистане и Таджикистане. У нас есть целые отрасли, которые функционируют на деньги международных организаций. Сотрудники получают по 500 долларов. Два года назад в Бишкеке началось массовое строительство торговых комплексов, офисных зданий и жилых коттеджей. Этого не было никогда".

В центре Бишкека я искал глазами примеры ипотечного строительства, о которых был наслышан, но попадались одни супермаркеты и офисы. Мои собеседники сообщили, что искать надо на окраинах. А так город усеян серыми девяти- и семиэтажками 70-х годов.

Выигравшие

В самолете моим соседом оказался 26-летний Каныбек, сотрудник западной фирмы, у которой филиал в Москве. Сухопарый интеллектуал, говорит по-английски, бегло постукивает по клавиатуре новенького ноутбука IBM. Закончил платный Американский университет в Бишкеке. Словом, Каныбек обеспечил себе безбедное существование. Сообщил, что только в одной Англии находятся на заработках 12 тысяч его соотечественников. Устроились посудомойками, официантами.

Сколько таких как Каныбек? Президент Аскар Акаев хочет, чтобы было как можно больше. Простой пример: в столичной гимназии № 70, крупнейшей в стране школе, где занимаются разом 2714 детей, есть бизнес-классы. "Дети учат основы маркетинга, бизнес-английский", - рассказала мне директор школы Татьяна Макарова.

После распада СССР Киргизия лишилась ежегодных субсидий из Москвы - миллиарда долларов. Остановились предприятия, исчезли рынки сбыта. "Страну, у которой нет своих энергоносителей, углеводородов, нефти и газа, пришлось спасать с помощью внешних заимствований, - говорит вице-премьер Джоомарт Оторбаев. - Долга мы накопили на 90 процентов ВВП, а ВВП у нас сейчас - 2,5 миллиарда долларов. За три последних года объем прямых иностранных инвестиций удвоился и вскоре достигнет 170-180 миллионов долларов в год. Наши инвесторы - это, во-первых, США, Канада, Германия, Великобритания, Франция, Италия и Швейцария, во-вторых, Иран и Турция, в-третьих, Китай, в-четвертых, Россия и Казахстан. Из экономических реформ самых впечатляющих результатов мы достигли в приватизации - более 80 процентов ВВП обеспечивают частные предприятия..."

Западные компании Киргизия не слишком интересует. Их здесь попросту нет. Гияз Токомбаев объясняет это коррумпированностью местного "рынка для своих", тем, что все бюджетообразующие предприятия, которые мало-мальски работают, контролируются родственниками президента Акаева. Оппозиционные газеты приводят список таких, юридически оформленных на других лиц объектов, среди которых - Кантский цементно-шиферный завод, Кадамджайский ртутный завод, Кара-Балтинский сахарный завод, АО "КыргызАлко", токмакский стеклозавод "Интергласс", Джалал-Абадский хлопковый завод, АО "Аэропорт "Манас".

Российский же бизнес в Киргизии освоился и чувствует себя вполне комфортно. Классический пример - компания "Вимм-Билль-Данн", которая выкупила Бишкекский молочный завод и половину продукции экспортирует в Казахстан и Узбекистан. Контрольным пакетом акций Каиндинского сахарного завода (поселок Каинда Чуйской области) владеет российская финансово-промышленная группа "Альянс". Московская фирма "ВАВС" приобрела 62 процента акций Майлуусуйского электролампового завода производительностью до 300 миллионов ламп в год. РАО "ЕЭС России" осуществляет поставки электроэнергии, вырабатываемой Токтогульской ГЭС, из Киргизии в Россию через энергосистему Казахстана. Интересуется Киргизией и "Газпром". Банковский сектор Киргизии освоен финансистами из соседнего Казахстана. В частности, три четверти акций крупнейшего Кыргызавтобанка приобрел Казкоммерцбанк.

Кстати, по словам Гияза Токомбаева, Киргизия превращается в реэкспортную страну: "Сюда привозят яблоки из Китая и потом везут в Россию, в Сибирь. В Россию мы поставляем табак, хлопок... И это все. Мы ничего не производим. Даже с мясом возникли проблемы. Ведь что сделал, например, Назарбаев? Он дал деньги своим предпринимателям на поднятие животноводства. Казахи сразу стали скупать скотину в Киргизии. "КамАЗами" вывозят..."

Из вышесказанного напрашивается вывод - Киргизия находится на историческом переломе. Не все ее граждане вписались в бизнес-схемы, предложенные президентом. Вопрос - приведет ли такая ситуация к социальным потрясениям, "оранжевой революции"? Думаю, не приведет, если власть сама не допустит какой-нибудь серьезной ошибки, в том числе на парламентских выборах 27 февраля.
http://www.izvestia.ru/world/article1265281

Георгий СТЕПАНОВ
Известия
25 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom