Коррумпированной власти Назарбаева пора положить конец

Еще в начале октября прошлого года председатель Мажилиса (нижней палаты парламента республики) Жармахан Туякбай неожиданно заявил о массовых фальсификациях в ходе состоявшихся в Казахстане парламентских выборов. Последующий отказ от депутатства в сформированном Мажилисе и демонстративный выход из рядов пропрезидентской партии «Отан» в итоге сделали экс-спикера и бывшего генерального прокурора одной из самых заметных фигур в лагере оппозиции. О том, какие события происходят в Казахстане сейчас, он рассказал «НГ».

- Жармахан Айтбаевич, ваше публичное несогласие с результатами сентябрьских выборов и уход в стан оппозиции произвели эффект разорвавшейся бомбы. В чем причина этого, как писали газеты, «поступка года»?

– Полтора десятка лет я находился в высших эшелонах власти и довольно долго расставался с иллюзиями. В последние годы этот процесс ускорился. А на посту спикера Мажилиса я убедился, как неограниченная власть президента обращает в фикцию другие ветви власти, как тормозится, подавляется развитие любых институтов гражданского общества.

Выстроенная по принципу личной преданности президенту, раздающая в награду за услуги право на произвол и коррупцию, эта система власти не может быть ни близка народу, ни ответственна перед ним. Впрочем, вряд ли нужно долго разъяснять особенности классических авторитарных режимов. Они достаточно известны и, к великому сожалению, мы получили новую яркую иллюстрацию в лице Казахстана.

Если в середине 90-х годов, в период экономического спада, еще можно было оправдать резкое усиление «президентской вертикали», то теперь, через несколько лет после преодоления многих постсоветских кризисных явлений, архаичность существующей властной системы просто бросается в глаза.

Да, Казахстан пять лет демонстрирует 10-процентный экономический рост – что неудивительно при троекратном по сравнению с 1991 годом увеличении добычи нефти и существующих мировых ценах на энергоносители. Хотя макроэкономические показатели почти вернулись к уровню 14-летней давности, наши сограждане в своей массе еще далеки от тогдашнего уровня жизни. Правительство постоянно облагораживает эту ситуацию, подгоняя ее под свои лукавые статистические методики. Так, установленный в Казахстане прожиточный минимум при сопоставимом уровне цен в разы ниже, чем в России. Поэтому есть серьезные сомнения в социально-экономической эффективности существующей системы управления. А в политическом смысле положение по-настоящему тревожное.

Некоторые надежды на изменение ситуации появились в прошлом году, когда глава государства пообещал провести честные и прозрачные выборы в Мажилис. Тем горше было последующее разочарование. В ходе избирательной кампании и при подсчете голосов административный ресурс активно и открыто работал против оппозиционных партий. Данные экзит-полов, отчеты международных наблюдателей подтвердили тот факт, что демократические силы не победили из-за массовых фальсификаций. До сих пор не могу забыть реакцию избирателей в одном из округов южного Казахстана. Люди просто рыдали: «Зачем же такие выборы? Лучше бы просто назначили, кого надо».

Вы рассчитывали, что ваш «демарш» станет громким и вы уже в ближайшее время станете одним из лидеров оппозиции?

– Надеюсь, это не прозвучит высокопарно, но свой выбор я сделал прежде всего перед своей совестью. Поэтому особо не просчитывал будущие шаги. Да, наверное, в тот момент демократический лагерь и не смог бы предложить мне ничего конкретного. Столкнувшись с такими циничными выборными злоупотреблениями, оппозиция некоторое время пребывала в замешательстве.

Другое дело, что жизнь заставляет быть последовательным. Сам по себе факт моего протеста против результатов выборов, как и любые пассивные нравоучения, абсолютно не способен ни на что повлиять. Но страна действительно оказалась в политическом тупике.

– Символично, что оппозиционные силы в Казахстане воспрянули как раз в те дни, когда на Украине чаша весов окончательно склонилась в пользу Виктора Ющенко…

– Глубинные общественные процессы в нашей республике, конечно, во многом синхронны с теми, что происходят в абсолютном большинстве постсоветских государств. Хотя противостояние власти и оппозиции в Казахстане имеет совершенно самостоятельную и весьма богатую историю.

Что же касается последнего витка напряженности, его, как это обычно и происходит, спровоцировали весьма неуклюжие и примитивные действия власти, совершенные от полной растерянности. Я имею в виду фальсификацию прошлогодних выборов в Мажилис. А вскоре наши властные оппоненты снова «подкинули дров»: предприняли уже откровенно репрессивные меры, в том числе ликвидировали одну из крупнейших партий страны «Демократический выбор Казахстана».

Вообще по итогам прошлого года демократические силы извлекли немало полезных уроков и окончательно осознали необходимость объединения. На это и направлены сегодня все наши усилия. Хотя я не буду отрицать важность для нас такого морального фактора, как победа украинской «оранжевой революции»…

– А на какой стадии сейчас находится противостояние власти и оппозиции?

– Образно говоря, в последнее время обе стороны произвели разведку боем, «прощупали» твердость позиций и намерений друг друга. Теперь наступило относительное затишье. Но при всем внешнем спокойствии ситуация полна скрытого, я бы даже сказал, драматического напряжения, накала. Очень напоминает затишье перед бурей.

– На днях у одной из ведущих оппозиционных партий «Ак-Жол» произошел раскол, как бы вы могли прокомментировать эти события?

– Говорить о расколе, наверное, еще рано. В руководстве партии возникли некоторые разногласия по организации партийной работы, стратегии. В частности, один из сопредседателей партии «Ак-Жол» Алихан Байменов предложил созвать пленум, чтобы обсудить дальнейшие шаги партии. Кроме того, Байменов не согласен по вопросу выдвижения единого кандидата.

– Он выступает против вашей кандидатуры?

– Да нет, мы еще конкретно по персоналиям кандидатуры не обсуждали. Он считает, что все решения Координационного совета в последующем должны утверждаться на съездах партии. В ближайшее время состоится съезд партии «Ак-Жол», на котором они должны будут определиться. Трагедии в данном случае я не вижу. Это, наоборот, хорошо, что такая ситуация возникла сегодня, а не в тот момент, когда мы будем на марше.

– А есть уже претенденты на пост президента?

– Желающих много. Но откровенно говорить об этом пока решаются не все. К концу месяца мы должны создать общественное движение «За справедливый Казахстан» и тогда назовем конкретные имена.

– Можно ли уже сегодня говорить о консолидации оппозиции и какова ее дальнейшая цель?

– Демократические силы объединяются только для того, чтобы разрушить сегодняшнюю систему власти – коррумпированную, безответственную, которая ведет к тоталитаризму и укреплению автократии в нашей стране. Для создания условий дальнейшего демократического развития нашей страны. Поэтому мы и ставим себе такую задачу – объединение для выдвижения единого кандидата на предстоящих выборах. А будет ли объединение существовать после выборов, это уже другой вопрос.

– Не исключено, что вы можете стать кандидатом от оппозиции на предстоящих президентских выборах?

– Необходимость выдвижения единого кандидата от оппозиции совершенно очевидна. Поиск такой фигуры уже ведется, но пока рано говорить о конкретном лице. Многое покажут ближайшие месяцы. А то, о чем вы говорите – образование Координационного совета демократических сил Казахстана, разработка проекта новой Конституции, – это как раз и есть составные части нашего объединительного процесса, в котором мои коллеги доверили мне определенные функции.

– В чем различие между предложенными поправками в Конституцию оппозицией и пропрезидентскими партиями?

– Отличие прежде всего в том, что рабочая группа Координационного совета не ограничилась поправками, а разработала проект принципиально новой Конституции. Нет смысла вносить точечные изменения в действующую Конституцию 1995 года, которая является целостным механизмом усиления власти президента. Именно благодаря лукавствам, пронизывающим этот документ, президентская власть и смогла подмять под себя все общество. А обилие оговорок и отсылочных норм, касающихся прав и свобод человека, в итоге способствует фактической беззащитности гражданина перед своим государством.

В нашем проекте президент лишается статуса главы государства и становится фигурой исполнительной власти, ответственной за оперативные вопросы госуправления и обеспечения национальной безопасности. Право выступать от имени народа предоставляется единственному законодательному органу – парламенту, президенту же – лишь в пределах его конституционных полномочий. Горький опыт нашей страны продиктовал нам и такие конституционные положения, как сужение полномочий органов прокуратуры, запрет на политическую монополию какой-либо одной политической партии, запрещение близким родственникам главы государства занимать руководящие государственные должности.

– До сих пор в тюрьме находится другой представитель оппозиции Галымжан Жакиянов...

– Мы выдвигаем власти наши требования. Их не много. Первое – принятие новой конституции. Второе – признать нелегитимными прошедшие выборы в парламент, и одно из главных – освободить из мест лишения свободы Галымжана Жакиянова. Этот лозунг с нашей повестки дня никогда не снимался. Я пару дней назад был у него. Он находится в колонии на поселении. Но власть сейчас предпринимает усилия, чтобы его снова вернуть в колонию строгого режима.

– Как вы оцениваете ситуацию накануне выборов?

– Сегодня власть делает все, чтобы понравиться народу. Впервые увеличили статью расходов на соцльготы. С другой стороны, активно расчищается политическое поле оппонентов, которые могут реально противостоять нынешнему главе государства.
http://www.ng.ru/courier/2005-02-21/11_tuiakbay.html

Виктория Панфилова
Независимая газета
21 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom