«Слабость СНГ в необязательности решений»

Cегодня в России в третий раз отмечается День дипломатического работника, традициям же отечественной дипломатии более 550 лет. О том, как наши дипломаты защищают национальные интересы на пространстве СНГ, первый заместитель министра иностранных дел России Валерий ЛОЩИНИН беседует со спецкором «Времени новостей» Катериной ЛАБЕЦКОЙ.

- На протяжении веков дипломатическая служба России выполняла важную государственную функцию - защиту интересов и безопасности страны при содействии ее внутреннему развитию. Оглядываясь в прошлое, не найти периода, когда бы российская дипслужба отходила от этих принципов.

- Влияет ли на отношения с соседями то, что коллеги по СНГ тоже вышли из советской дипломатической школы?

- Общность школы жизнь не осложняет. Мы хорошо знаем друг друга, при этом каждый отстаивает свои интересы.

- А мешает ли, что на пространства СНГ устремились Евросоюз и США?

- В СНГ очевидно упрочение наших позиций. И это взаимно: страны СНГ укрепляют свои позиции в России. Подтверждает это и рост товарооборота в минувшем году со странами СНГ на 40%. Усиление взаимовлияния упрочивает позиции каждой из стран, следовательно, и самого СНГ.

- Встречаются мнения, что «революции роз» и «оранжевая» - попытки геополитически выдавить Россию с постсоветского пространства...

- Это домыслы. Процессы идут противоположные. Но я не сторонник «уличной демократии», ибо она наносит удар по самим демократическим ценностям и институтам. Лучше бы новое руководство приходило к власти демократическим образом, а не свержением. И тем не менее в Грузии, например, с приходом нового руководства наши экономические связи углубляются. Российское присутствие в Грузии как никогда весомо: наш капитал проникает в важные стратегические области, включая топливно-энергетическую. Идет углубление взаимного финансово-экономического проникновения между Украиной и Россией. Тому свидетельство - удвоившийся за три-четыре года товарооборот. В этом году мы приблизились к 17 млрд долларов.

- Недавно сообщалось о встрече Сергея Лаврова с послами стран СНГ для обсуждения реформирования СНГ. Есть проблемы?

- Россия, как нынешний председатель в СНГ, работает вместе с партнерами над усовершенствованием организации. В конце января в Москве заместители министров иностранных дел СНГ обсуждали укрепление структур Содружества. Встречи же с послами традиционны. На этот раз инициативу проявил посол Узбекистана.

- В чем слабость СНГ?

- В необязательности принимаемых решений. Коли уж консенсусом решения приняты, они должны выполняться. Частично на это нацелено наше предложение по реформированию. Необходимо оно и с учетом интеграционных процессов на европейском пространстве. В условиях глобализации, усиления конкуренции наши экономики должны сохранять свои позиции и интересы. Требуется системная, последовательная работа по укреплению экономического сотрудничества и потенциала наших стран.

ЕЭП - это шаг навстречу Евросоюзу

- Украина - один из ключевых игроков в СНГ. Не может ли Киев переориентироваться на Европу в плане экономики?


- Проблемы переориентации нет. Ориентация Украины на Евросоюз всегда существовала. И это нормально. Ведь и мы, сотрудничая с Европой, равно как и при нашем предстоящем вступлении в ВТО, учитываем стандарты, правила игры, существующие в ЕС и в международных экономических отношениях. Украина занимает лидирующие позиции в рамках СНГ. И чем активнее она будет участвовать в процессах СНГ, тем лучше и для нее, и для стран Содружества, одновременно это будет способствовать сближению Украины с ЕС.

- Совместим ли проект создания Единого экономического пространства (ЕЭП), объединяющего Белоруссию, Казахстан, Россию, Украину, с планами Киева построить привилегированные отношения с Евросоюзом?

- Проблем нет. ЕЭП не отделяется от Европы, а, наоборот, сближается. Формирующееся в рамках ЕЭП законодательство изначально базировалось на стандартах и принципах ЕС. Речь не идет о членстве России в ЕС, но мы заинтересованы работать по одним правилам в создании общеевропейского экономического пространства.

На пространстве ЕЭП создается и зона свободной торговли (ЗСТ). Надо лишь учитывать, что ЗСТ - все же зона, некое ограничение правилами. Для России ЗСТ с Украиной, в частности, означает отказ от изъятий и косвенных налогов, прежде всего в нефтегазовой сфере. Потери нашей экономики составят порядка 800 млн долл. в год, но они окупятся сторицей. Ведь ЗСТ открывает и дополнительные возможности для экономического взаимодействия. А в ЕЭП вслед за ЗСТ намечено создание Таможенного союза. По прогнозам, он может быть создан через несколько лет. Уже подготовлено около 30 соглашений. Это важно для дальнейшего открытия экономик участников ЕЭП, обеспечивающего свободу передвижения людей, товаров, услуг, капиталов. Выигрыш для всех очевиден.

- Усиление евроатлантических настроений Киева не осложнят жизнь нашей Севастопольской базе ВМФ?

- Евроатлантические, будь то Евросоюз или НАТО, интересы Украины были и ранее. Как мы налаживаем сотрудничество с НАТО в рамках Совета Россия-НАТО, так подобный совет есть и у Украины. Вместе с тем при всем уважении к свободе выбора «участия-неучастия» в НАТО, конечно, наши партнеры и в Брюсселе, и в столицах СНГ должны учитывать и интересы безопасности России.

Договор по Черноморскому флоту подписан в 1997 году на 20 лет. По существу стороны его выполняют. Но он предполагает заключение серии дополнительных соглашений. Часть из них по обеспечению пребывания и функционирования нашего Черноморского флота в Севастополе уже подписаны, кое-что ратифицировано. В повестке дня еще около десятка соглашений. По ним идут переговоры. Не скрою, порой сложно. Но к решению мы продвигаемся. Надеюсь, при новом руководстве Украины прогресс будет существенным.

Тирасполь дал ответ. Дело за Кишиневом

- Новый премьер Украины Юлия Тимошенко заявила об особом внимании к урегулированию конфликтов в Закавказье и Приднестровье.


- Интересы Украины в Закавказье связаны, в частности, с Каспием, энергоносителями, ГУУАМ (в организацию входят Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия. - Ред.). В этом направлении Украина работала и ранее. Урегулирование приднестровского конфликта - серьезный вопрос. Украина и Россия -- сопредседатели пятистороннего формата, обеспечивающего переговорный процесс. В нем участвуют и обе конфликтующие стороны - Кишинев и Тирасполь, и ОБСЕ. С Украиной у нас не всегда полное единодушие, но понимание происходящего там близко.

- Как прокомментируете предложение молдавского президента Воронина пригласить в посредники еще США, ЕС и Румынию?

- Расширять переговорный формат можно только при согласии всех сторон. Исключение же одной из сторон из переговорного процесса приведет в тупик. И у меня такое ощущение, что Приднестровье как раз расширения формата не хочет. Есть налаженный работающий механизм, не исчерпавший свои возможности. В последние полгода в рамках пятистороннего формата разговор застопорился из-за разногласий между Кишиневом и Тирасполем. Сейчас же идет подготовка к мартовским парламентским выборам в Молдавии. Вряд ли что-либо серьезное произойдет до них.

- На какой основе реально урегулирование конфликта?

- Урегулирование предполагает учет и баланс взаимных интересов. Если Кишинев предложит программу, приемлемую для Приднестровья, мы будем аплодировать этому. Официально не отвергнут и «меморандум Козака». Вокруг него возможна работа, ибо этот документ вобрал в себя предыдущие наработки, в частности в рамках ОБСЕ, предполагающие федеративное устройство Республики Молдова. Приднестровье говорит, что его это устраивает. Дело за Молдавией.

«В Панкиси террористы остаются»

- С другой страной СНГ, Грузией, у нас острая проблема - российские базы там. Чем наши базы Грузии мешают?


- Как бы и не мешают. Президент Саакашвили заявлял публично, что базы не имеют значения. С военной точки зрения они действительно не имеют значения. И мы оттуда хотим уйти, но для этого нужно достичь соглашения. Иначе не будет бюджетного финансирования. Это несколько сотен миллионов долларов, а в целом сумма превысит миллиард. Поэтому нужно договариваться с грузинами о сроках функционирования и вывода баз. Первоначально с учетом обстановки и наших возможностей речь шла о 14 годах. Потом вышли на 11 лет, но и это для Грузии неприемлемо. А переговоры ведем уже пять лет. Считаю, что компромисс возможен.

- В чем смысл грузинского предложения трансформировать наши базы в антитеррористический центр?

- Идет обмен мнениями по этому предложению: надо определиться, что это за центры, каковы их функции, цели, задачи. Плавный вывод баз и параллельное становление антитеррористических центров должно включать не только аналитические аспекты обмена информацией, но и подготовку кадров для пограничных и антитеррористических целей на базе того же нашего присутствия в Батуми. Возникал вопрос и относительно Ахалкалаки, но грузинская сторона отнеслась к этому сдержанно. В целом эта тема находится в стадии активной проработки.

- Смерть премьера Жвании повлияет на российско-грузинские отношения и урегулирование конфликтов в Закавказье?

- Улучшение двусторонних отношений - объективный процесс, не зависящий от того, с кем идет разговор. Зураб Виссарионович был человек мудрый, основательный, я бы сказал -- прозорливый. Контакты с ним были плодотворны. Они вселяли даже больше, чем надежду на продвижение в урегулировании конфликтов. Он придерживался прагматичных взглядов, не был сторонником силовых вариантов. Он, например, моментально подхватил идею создания благоприятных условий для торговли в зоне конфликта, выдвинутую президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты. А это существенно: экономическое взаимодействие содействовало бы созданию мер доверия. Только на этом зиждется перспектива урегулирования конфликта. Но это потребует времени. В Тбилиси же хотели бы скорее решить эту задачу. И мы в этом заинтересованы. Но насильственное решение без согласия сторон будет непрочным, неизбежно приведет к взрыву ситуации.

- Как снять противоречия в грузинских конфликтах?

- Принцип территориальной целостности мы уважаем. Но с политическим статусом Абхазии и Южной Осетии проблем много. Как только заходит разговор о политическом статусе, вся конструкция переговоров рушится. И Абхазия, и Южная Осетия сами для себя определили свой статус, отнюдь не отвечающий позиции Грузии. И сблизить их в этом может, как говорят французы, «совместное проживание», в том числе восстановление разрушенного хозяйства. Ни Южная Осетия, ни Абхазия самостоятельно с этим не справятся. Кстати, не получая помощи по выходу из трудностей, население и обратилось к России за гражданством. В итоге в течение десятилетия подавляющее число жителей этих регионов получило российское гражданство.

Тбилиси на этот счет высказывался критически, но огромное количество грузин тоже получили российское гражданство. Это стало как бы продолжением распада Советского Союза: любой гражданин СССР по своему усмотрению выбирал себе гражданство. Во многих странах СНГ проживает большое количество граждан России и наоборот.

- Каковы перспективы заключения российско-грузинского Большого договора?

- Тема под нашим пристальным контролем. Но в силу обстоятельств, не связанных с нашей позицией, переговоры по всему комплексу вопросов с Грузией застопорились. Более года не было ни одного раунда формальных переговоров на уровне делегаций. Как раз сегодня наши переговорщики находятся в Тбилиси, чтобы все-таки возобновить разговор.

В принципе Большой договор на 90% готов. Но есть вопросы, в том числе по формулировкам относительно конфликтов в Закавказье. Ведь ратификация первого варианта Большого договора в 1994 году сорвалась, поскольку речь шла о территориальной целостности Грузии, но не оговаривались пути урегулирования имеющихся там конфликтов. Для преодоления нашей парламентской процедуры необходимо включить в договор эти моменты. Существен и вопрос будущего оставляемых нами военных баз. Наш уход не должен означать чьего-то прихода вместо нас. Грузинские коллеги рассматривают наше предложение о включении в договор обязательства грузинской стороны не размещать на своей территории военные базы или инфраструктуры третьих стран. Публично президент Саакашвили заявлял это не раз, но в договорном ключе Тбилиси фиксировать это не хочет. С учетом же имеющегося у нас опыта считаем такую фиксацию в договоре необходимой.

- А панкисская проблема актуальна?

- В Панкиси террористы остаются. И наши грузинские партнеры знают это. Тем удивительнее их заявление, что они выведут оттуда войска Минобороны, оставив только полицию. Необходимо наладить более плотное взаимодействие, прежде всего наших спецслужб - пограничников, ФСБ, МВД.
http://www.vremya.ru/2005/22/5/118083.html

Беседовала Катерина ЛАБЕЦКАЯ
Время новостей
10 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom