С каждого – по нитке, Митталу - рубашка

Наступивший год является по-своему юбилейным для флагмана отечественной черной металлургии - Карагандинского металлургического комбината. Ровно десять лет тому назад после долгой чехарды со сменой собственников на этом предприятии прочно утвердился очередной инвестор в виде транснациональной компании “Ispat Ihternational”, в свою очередь являющейся дочерним предприятием международной промышленно-финансовой группы “LNM Holding N.V.”.

Десять лет срок немалый и вполне годится для подведения некоторых итогов. Ну а дополнительным стимулом для анализа нюансов деятельности англо-индийских металлургов может послужить хотя бы то любопытное обстоятельство, что с момента прихода новых владельцев подробная информация о работе этого стратегического предприятия либо отсутствовала вообще, либо носила крайне противоречивый характер.

И так, отбросив в сторону досужие сплетни и вымыслы, обратимся лишь к сухому языку официальных документов и все-таки попытаемся понять - чем дышит, да как поживает “Казахстанская Магнитка”, а заодно и ее импортные хозяева?

Эти смутные дни...
Для начала воскресим в памяти некоторые ключевые события того времени. Как уже говорилось выше, практически весь 1995 год предприятие, называвшееся тогда ГАО “Карметкомбинат”, пребывало в режиме перманентного шторма. Собственники менялись, как перчатки, суды всех инстанций были завалены килограммами исковых заявлений, а должность генерального директора передавалась из рук в руки со спринтерской скоростью.

Только в первой половине 1995 года на комбинате сменилось четыре (!) гендиректора, каждый из которых обвинял своего предшественника в непрофессионализме и намекал на какие-то незаконные операции с готовой продукцией. Понятно, что при таком раскладе внятно уяснить для себя куда, а главное, по какой цене уходит казахстанская сталь, не могли не только обычные проверяющие, но и сам черт.

Так что логика тогдашнего казахстанского правительства, на первый взгляд, была безупречной. В очередной раз разогнав по углам сутяг и скандалистов из числа предыдущих управленцев, осенью того же года кабинет министров без особой помпы оперативно провел переговоры с влиятельным британским бизнесменом индийского происхождения Лакшми МИТТАЛОМ. И, очевидно изрядно подустав от предыдущих склок, великодушно согласился принять все условия этого господина.

Здесь не мешает уточнить, что условия потенциального покупателя по чиновничьему разумению, похоже, выглядели совсем пустячными. Так, ерунда! Во-первых, провести банкротство ГАО “Кармет” с тем, чтобы все накопившиеся долги были списаны в утиль и на торги выставлялись только активы предприятия. Во-вторых, избавиться от практически всех социальных объектов. В-третьих, республика обязалась обеспечить заключение долгосрочных договоров со всеми поставщиками и партнерами “Карметкомбината” на условиях приемлемых для фирмы “Испат”, а заодно выделить инвестору необходимые оборотные средства. Ну и, наконец, предоставить расчетливым иноземцам режим наибольшего благоприятствования в вопросах налогообложения.

Да, и еще - в тексте договора закладывался пунктик, согласно которому, в случае если “Испат” не сможет довести объем производства до приемлемой для себя отметки, он вообще не будет обязан производить какие-либо платежи Республике Казахстан. Вот так! Как говорится, простенько, но со вкусом.

Дальнейшие события развивались поистине стремительно. Вышеперечисленная заявка датирована 1 ноября 1995 года, а уже через две недели, по итогам закрытого тендера (кстати, кто еще был его участником и был ли таковой вообще, история упорно умалчивает) подписывается договор о купле-продаже комбината, в котором все выдвинутые нашей державе условия соблюдались с точностью до последней запятой.

Казалось бы, никаких препятствий для плодотворной работы новоиспеченного владельца не существует и существовать не может по определению. Правда, как выяснилось чуть позже, так казалось только самому правительству, а вот индо-британские джентльмены придерживались несколько иной точки зрения.

Поставив ребром вопрос о необходимости удешевления производства путем создания замкнутого цикла, управленцы компании “Испат” буквально через полгода добились продажи им 15 государственных шахт Карагандинского угольного бассейна и кое-чего по мелочи - электростанции, железнодорожных тупиков и прочих полезных в рутинном труде объектов. Как вы уже, наверно, догадались, все это хозяйство перешло “Испату” абсолютно на идентичных условиях, то есть полностью очищенным от долгов, которые банально “перевешивались” на государственный бюджет, и снабженным гарантией от излишнего внимания контролирующих органов.

Вот, собственно говоря, и все, что касается юридической стороны вопроса. Последующие пять лет компания “Испат” осуществляла свою хозяйственную деятельность на основании всего-навсего двух договоров о купле-продаже и явно не старалась вникать в тонкости всего остального казахстанского законодательства. Говоря проще, темиртаусская империя Лакшми Миттала жила по собственному Кодексу Законов о труде, социальных гарантиях, финансовому обеспечению сотрудников и всему такому прочему.

Детально перечислять подробности взаимоотношений между хозяевами ОАО “Испат-Кармет” и всем остальным коллективом (а это 64 тысячи человек) особой необходимости, наверное, нет. Любопытствующие просто могут просмотреть подшивки как местной, так и республиканской прессы и сделать для себя определенные выводы. Да и что уж греха таить, повальные сокращения, снижение заработной платы, заброшенная инфраструктура и тому подобные “вольности” были в те годы обычны для практически всех отраслей промышленности страны. Характерно другое - очевидно стремясь не дать о себе забыть ни на минуту, топ-менеджеры “Испата” буквально засыпали правительство петициями, в которых, когда слезно, а когда и весьма ультимативно, требовали для себя все новых и новых льгот и поблажек.

Ссылаясь на какие-то убытки (и это при непрерывном увеличении объемов производства и, соответственно, экспорта продукции) “Испат-Кармет” то требовал снижения тарифов на свои грузоперевозки процентов эдак на 25-30, то заявлял о необходимости пересмотра в свою пользу ставок земельного налога, то возмущался повышенной требовательностью казахстанских экологов, недовольных загаживанием окружающей среды. В особо торжественных случаях допускались намеки о возможном сворачивании деятельности с последующим международным арбитражем.

Забавно, что параллельно с третированием государственных органов хозяева “Испата” периодически были вынуждены оправдываться как раз в тех самых международных инстанциях от обвинений в демпинге и тому подобных, не совсем корректных с точки зрения некоторых государств (ну, например США и Польши) методах ведения бизнеса. Впрочем, это дела глобальные, к сегодняшней теме прямого отношения не имеющие.

Поэтому оставим в стороне ссылки на последствия азиатского кризиса, якобы из-за которого г-н Миттал и компаньоны смогли успешно реализовать только половину продукции. И на котировки Лондонской биржи металлов, как известно, специализирующейся на цветных металлах и, соответственно, к продукции “Кармета” имеющей отношение весьма приблизительное. И на многое другое, периодически озвучиваемое пресс-службой стальных королей. В конце концов, не состыковки между рассказами о колоссальных убытках и победными рапортами о резком увеличении рынков сбыта и растущей котировкой акций - это вопрос к логике сотрудников, отвечающих за “связь с общественностью и правительством”, а уж те могут верить или не верить сказанному в пресс-релизах.

Кстати, не знаю, как насчет общественности, но что касается правительства, то оно, похоже, передает по наследству из одного состава в другой ну просто потрясающую доверчивость. И, соответственно, очередное напоминание о нуждах и чаяниях хозяев “Испат-Кармета” находит в сердцах его членов самый горячий отклик.

От нашего стола - вашему столу

Очередным шагом навстречу бедным сталеварам стало заключение в самых последних числах 2001 года еще одного контракта - “О государственной поддержке и предоставлении мер стимулирования инвестору”. В качестве представителя государства выступил Комитет по инвестициям Министерства иностранных дел РК, ну а в качестве нуждающегося в стимулировании инвестора все тот же “Испат-Кармет”. Документ предусмотрительно получил статус конфиденциального, поэтому законопослушно воздержимся от его прямого цитирования и ограничимся лишь общим обзором, тем более что ничего принципиально нового на его 15 листах обнаружить не удалось. По уже устоявшейся традиции, речь идет об одном и том же - льготах, льготах и еще раз льготах.

В частности, предупредительными чиновниками опять подтверждается право инвестора изменять и уменьшать размеры своих инвестиционных обязательств в случае, если тому покажется маловатой извлеченная за год прибыль; исключение любых неблагоприятных воздействий на хозяйственную деятельность инвестора; полное освобождение от таможенных пошлин при импорте любого оборудования и сырья; полное освобождение от уплаты налога на имущество в течение пяти лет даже по тому имуществу, инвестиции в которое не вкладывались. И подобные приятные сердцу поблажки.

А заодно государственные служащие РК берут на себя обязательство неустанно подыскивать инвестору необходимых квалифицированных работников (очевидно для возмещения уволенных - примеч. редакции) и вообще оказывать всяческое содействие по первому требованию. Что же касается ответных обязательств, великодушно взятых на себя другой стороной, то, честно говоря, мне они показались немного жидковатыми. По большему счету, речь шла всего лишь о том, чтобы капризный “Испат” не изменял профиль инвестиционной деятельности или не сворачивал таковую вообще без каких-либо на то серьезных оснований.

Не удивительно, что, обогатившись таким новогодним подарком со стороны государства, индо-британские бизнесмены повели бизнес с утроенным размахом, постепенно доведя число стран импортеров казахстанской стали с 20 до 65, а объемы производства с 3 млн. тонн в год до 5,5 млн. Для справки: суммарный объем производства всех предприятий транснациональной империи Миттала не так давно составлял 14 млн. тонн стали ежегодно. Так что неудивительно, что г-н Миттал назвал “Испат-Кармет” ни много и ни мало как “жемчужиной своего бизнеса”.

Несколько удивительно, пожалуй, совсем другое. Проявив железную силу воли и незаурядное терпение, “испатовские” менеджеры весь 2002 год довольствовались тем, что есть, и вопреки устоявшимся традициям не требовали для себя ничего новенького. Спохватились лишь в 2003 году, но по крупному. На этот раз речь зашла о необходимости заключения ко всем имеющимся в наличии контрактам неких дополнительных соглашений, действующих до 2009 года.

Зачем? Ну, в частности, для “обеспечения гарантий поступления в бюджет корпоративного подоходного налога” и “улучшению инвестиционного климата”. Чем не благая цель? Тем более что, по заключению Министерства финансов, проекты дополнительных соглашений предполагают последующее приведение в соответствии с ними казахстанского законодательства. Каково? Не допсоглашения должны соответствовать действующему в стране законодательству, а само законодательство подстраивается под внутренние документы, касающиеся нюансов финансово-хозяйственной деятельности отдельного предприятия!

Корпоративное надувательство?

Проекты двух дополнительных соглашений были внесены в правительство Министерством финансов Казахстана 7 марта 2003 года. То допсоглашение, что касалось договора о купле Карагандинского металлургического комбината, традиционно начиналось рассуждениями о “режиме наибольшего благоприятствования, включая вопросы налогообложения”. Другое соглашение упирало на комплекс мер по дальнейшему стимулированию инвестора. Суть же обоих была примерно одинаковой и в конечном счете сводилась к утверждению методики исчисления дохода, подлежащего освобождению от корпоративного подоходного налога на ближайшие шесть лет. (Если кто подзабыл, то это налог в 30%, взимаемый со всего налогооблагаемого дохода).

Ну а в качестве конкретного механизма предлагалось введение фиксированной ставки корпоративного подоходного налога. На практике это выглядело так: правительство соглашалось фиксировать обязательства инвестора по уплате налога в размере 2 млрд. 300 млн. тенге за период 2002 года и 2,5 млрд. тенге на период 2003-2004 годов вне зависимости от финансовых результатов деятельности. Впоследствии, ежегодный размер налогооблагаемого дохода “Испат-Кармета” на период 2005-2009 год должен составлять 13 миллиардов 700 миллионов тенге ежегодно. А доход, превышающий эту сумму, от обложения корпоративным подоходным налогом освобождается напрочь.

Цифра в 13 с лишним миллиардов тенге была взята не случайно, а на основании заявления самого “Испат-Кармета” о том, что именно подобная сумма была зафиксирована в 2000 году как максимально облагаемый доход. Говоря проще, из четырех проанализированных лет (период с 1999 по 2001 годы) получалось, что максимальная прибыль была в 2000 году. Соответственно, из нее и исчислялся налог. А так как еще раз на подобные показатели предприятие планирует выйти не раньше 2005 года, то необходимо задним числом произвести переоценку основных средств в налоговом учете в соответствии с уровнем рыночных цен.

Вот, собственно, и весь мудреный и мало понятный для неспециалистов текст дополнительных соглашений. И, может быть, именно заковыристость бухгалтерско-налоговых формулировок привела к тому, что никакого резонанса во время обсуждения в правительстве эти документы не получили. Мало того, в отличие от многих других предложений и заявок постановление правительства об утверждении обоих соглашений появилось на свет в рекордно короткие сроки: всего через десять календарных дней после внесения проекта.

При этом никаких отличий в первоначальном и конечном варианте замечено не было. Соответственно, можно предположить, что предложенный текст удовлетворил представителей исполнительной власти с казахстанской стороны на все сто процентов. Единственная корректировка была внесена в проект самого правительственного постановления. Если изначально планировалось подписание одного из соглашений отраслевым комитетом Министерства индустрии и торговли, а другого - комитетом государственного имущества и приватизации Минфина с общим контролем со стороны тогдашнего вице-премьера Карима МАСИМОВА, то в конечном итоге оба документа обязали подписать самого вице-премьера.

Почему - не известно. Может, для солидности и веса, а может, в последний момент оба министерства умудрились от торжественной церемонии как-то увильнуть. В общем-то это и не особо принципиально. Гораздо принципиальнее другое. Например, почему при спринтерском обсуждении проектов не были приняты во внимание некоторые достаточно очевидные факты?

Если обратиться к положениям Налогового кодекса РК или к Закону “О государственной поддержке прямых инвестиций” (то есть, по сути, к наиболее приоритетным законодательным нормам), то можно легко убедиться в том, что никакое льготирование или фиксация корпоративного подоходного налога в них отнюдь не предусмотрены. Ну а если учесть, что ОАО “Испат-Кармет” до сих пор работает в налоговом режиме образца 1995 года, то не мешает обратиться и к Указу Президента РК, имеющему силу Закона, “О налогах и других обязательных платежах в бюджет”. Статья 2 этого Указа прямо предусматривает запрет на предоставление каких-либо льгот (в том числе, и индивидуальных) любыми другими нормативными актами, за исключением самого Указа.

Немало вопросов вызывает и широкий жест, по сути освобождающий предприятие от уплаты не только налога на прирост облагаемого дохода, но и любого другого дохода свыше 13 млрд. тенге. С апреля 2000 года на территории Казахстана действует Инструкция Агентства РК по инвестициям, разработанная опять-таки в соответствии с Указом Президента Казахстана. Так вот, согласно ее положениям, “льготируемым облагаемым доходом является прирост облагаемого дохода от инвестиционной деятельности, определенной в контракте”.

Ну а в нашем случае, после принятия дополнительных соглашений вместо определения порядка расчета освобождаемого от налога прироста доходов “Испату” попросту дается право фиксировать свой корпоративный подоходный налог. И это при том, что суммы уплаченного налога за период 1999-2001 годы должны быть подтверждены актами налоговых проверок, помимо всего прочего доказывающих достоверность суммы налога в 13 млрд. 600 млн. тенге, заявленных как максимально облагаемый доход без учета корректировки на переоценку.

Говорить о юридических казусах можно еще долго. Однако эти дебаты могут быть интересны лишь узким специалистам. А вот налоговым органам, финансистам, да и, по большему счету, самим членам правительства, скорее всего, будет небезынтересно узнать, что, по расчетам экспертов, возможная корректировка корпоративного подоходного налога “Испат-Кармета” в соответствии с рыночными ценами на сталь и металлопрокат приносила бы в бюджет страны не менее 60 млрд. тенге в год. И вполне очевидно, что одним росчерком пера в тексте дополнительных соглашений республиканская казна этих 60 млрд. лишается.

Что ж, госбюджету к подобному отношению, похоже, не привыкать. Мало того, что в него постоянно чего-то не докладывают, так, вдобавок, из закромов родины ежегодно извлекают порядка 8-10 млрд. тенге, дабы возместить предприятиям г-на Миттала расходы по НДС. Ну а про коэффициент налоговой нагрузки в целом, как-то вообще неудобно говорить. На сегодняшний день у “Испат-Кармета” она составляет порядка 7% против стандартных 20% у всех остальных предприятий, подвизающихся в горно-металлургической отрасли Казахстана. Так что общая сумма потерь бюджета страны в целом и соответственно каждого гражданина в частности с каждым годом растет буквально в геометрической прогрессии.

Что в имени тебе моем?

В самом конце прошлого года индо-британская стальная империя прошла очередную стадию преобразований. Вместо “LNM Holdigs” и “Ispat International” мировому сообществу был представлен их совместный конгломерат, названый, скажем так, более адресно: “Mittal Steel Company”. Претерпел очередное изменение в имени своем и некогда славный Карагандинский металлургический комбинат. Теперь на базе “Испат-Кармета” создано новое предприятие “Миттал Стил Темиртау”.

Что касается тысяч рядовых сотрудников, то согласно их отзывам в республиканских СМИ, никаких позитивных перемен для себя они от этого переименования не ждут. А вот государственным органам страны есть, о чем призадуматься. Вполне возможно, что молодая, только встающая на ноги компания “Миттал Стил Темиртау” в самом ближайшем будущем озадачится поиском для себя новых, по каким-либо причинам еще не вытребованных льгот. И тут о реакции власть предержащих можно будет только догадываться.

Хотя опыт последней десятилетки доказывает, что ничего невозможного для столь ценного инвестора в Казахстане не существует. Не зря же говорится: “Просите - и дано вам будет. Ищите и обрящете”.

Дамир МЫНБАЕВ
"Республика"
07 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom