Рахмонов Сороса на боится

До парламентских выборов в Таджикистане остается меньше трех недель, однако их итоги можно предсказать уже сейчас. В выборах 27 февраля примут участие все шесть зарегистрированных политических партий: Народно-демократическая партия Таджикистана (НДПТ), Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), Коммунистическая, Демократическая, Социал-демократическая и Социалистическая партии.

Лидером, как и в прошлый раз, безусловно, станет НДПТ. Социологические опросы прогнозируют ее преимущество в борьбе по партийным спискам. На выборах в 2000 году НДПТ получила 65% голосов и 15 мест в парламенте.

Неожиданно резкий старт, судя по числу выдвинутых кандидатов, сделала Соцпартия. За ней следуют Компартия и Партия исламского возрождения.

Кстати, Таджикистан – единственное государство, где легально действует исламская политическая партия. На предыдущих выборах она пришла к финишу третьей, набрав 7% голосов. Вторыми тогда были коммунисты. Впрочем, на этот раз ПИВТ рассчитывает на большее. «Если выборы будут прозрачными и демократичными, наша партия займет большинство мест в парламенте», – считает член ПИВТ Махмуд Ахмадулло.

Меньше повезло одной из старейших партий, созданной еще в 1990 году, – Демократической. Накануне выборов партия оказалась фактически обезглавленной. Ее лидеру Махмадрузи Искандарову грозит экстрадиция и арест. По запросу Генпрокуратуры Таджикистана он был задержан российскими правоохранительными органами в декабре прошлого года в Москве и в настоящее время ожидает экстрадиции в Душанбе. Искандарова обвиняют по нескольким статьям: организации теракта, покушении на убийство, незаконном хранении оружия и коррупции. А Социал-демократическая партия подмочила себе репутацию сотрудничеством с партией, не имеющей официальной регистрации, – «Тараккиет» («Развитие»). Социал-демократы вначале намеревались провести в парламент лидера «Тараккиет» Султона Кувватова по партийным спискам, но после того, как получили из Министерства безопасности и Генпрокуратуры письмо о том, что «Кувватов подозревается в совершении преступления», вынуждены были снять его кандидатуру.

Сказать, насколько выборы будут открытыми и прозрачными, не берется никто. Видимо, об этом расскажут международные наблюдатели, которых в республике ожидается более 400. Впервые за годы независимости международные наблюдатели проявили повышенный интерес к парламентским выборам. Кроме того, за выборами будут следить 6 тыс. национальных наблюдателей, а также представители иностранной и местной прессы.

В подготовке к выборам не последнюю роль сыграли международные организации, численность которых в Таджикистане за последние годы заметно возросла. Только в Согдийской области активно действуют 24 неправительственных миссии с международным статусом. Среди них – полевой офис ОБСЕ, который работает в области на протяжении 5 лет, представительства Агентства по международному развитию США и Американской ассоциации юристов, фонд Сороса и ряд других. Эксперты надеются, что эти организации смогут существенно повлиять на открытость выборов.

Побывавшая в Душанбе в конце прошлого года заместитель помощника госсекретаря США Лора Кеннеди отметила «рост и становление гражданского общества в Таджикистане». По ее словам, неправительственные организации, в том числе и американские, «играют роль строительных кирпичиков, которые обеспечивают уважение к правам человека». На встрече с президентом Эмомали Рахмоновым госпожа Кеннеди выразила надежду, что предстоящие выборы станут «шагом вперед» для страны. «Мы намерены и дальше через неправительственные организации поддерживать рост гражданского общества», – отметила представитель внешнеполитического ведомства США.

Стоит отметить, что в Таджикистане, несмотря на волну прокатившихся в странах СНГ «цветных» революций, совершенно спокойно относятся к присутствию неправительственных организаций и даже фонда Сороса. Официальные власти считают невозможным повторение грузинского или украинского сценария. Так, председатель ЦИК Таджикистана Мирзоали Болтуев полагает, что «наша предвыборная ситуация одна из лучших и ни за что не приведет к конфликтам». Впрочем, и в самом таджикском обществе есть стойкое убеждение, что выборы в стране пройдут без каких-либо эксцессов и коллизий. Таджикистан научен горьким опытом и еще помнит ужасы гражданского противостояния. Политическая борьба за власть в начале 90-х годов, переросшая в вооруженные столкновения, унесла жизни более 150 тыс. человек и нанесла колоссальный урон экономике страны.

Процесс регистрации кандидатов в нижнюю палату парламента республики – Маджлиси намояндагон – уже завершился. По нынешнему закону о выборах этот орган формируется как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Всего в нижнюю палату должны быть избраны 63 депутата, 22 (35%) из которых – по партийным спискам. Сформированы 41 избирательный округ на 3 млн. 100 тыс. избирателей. Как сообщили в Центризбиркоме, бюллетени для голосования напечатают на специальной, изготовленной в России бумаге, и они будут иметь необходимые степени защиты. Все избирательные участки получат прозрачные урны (как стационарные, так и переносные), которые доставят из Китая.

Серьезная проблема заключается в том, что за рубежом проживает более миллиона таджикских граждан. Власти заблаговременно побеспокоились о них и открыли избирательные участки в других странах. Десять избирательных участков откроются в России, два – в США, два – в Афганистане и по одному участку – в посольствах Таджикистана в Бельгии, Белоруссии, Германии, Иране, Китае, Туркмении, Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Турции и Пакистане, а также в представительстве Таджикистана при ОБСЕ в Вене.
http://www.ng.ru/courier/2005-02-07/10_rahmonov.html

Виктория Панфилова
Независимая газета
07 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom