Сколько можно топтаться на месте?

“Оппозиция должна действовать, а не просить милостыню у президента”, считает Заманбек НУРКАДИЛОВ

В среду ночью в Алматы из почти двухнедельной поездки по Европе вернулся один из основных «возмутителей спокойствия» в стране Заманбек НУРКАДИЛОВ, который остался верен себе и, не мешкая, провел пресс-конференцию по итогам своего турне прямо в алматинском аэропорту, благо среди встречающих его было немало журналистов.

Заманбек Нуркадилов заявил, что вывез за границу весь имевшийся у него компромат на высокопоставленных казахстанских чиновников. И особо отметил, что его поездка не была спонтанной, он дважды говорил о ней с главой Координационного Совета демократических сил Жармаханом ТУЯКБАЕМ.

Ну а на связь с нашей редакцией г-н Нуркадилов вышел еще за два дня до своего возвращения в Казахстан, и в телефонном разговоре кратко рассказал нам об итогах состоявшегося вояжа по европейским столицам.

На Западе дураков нет.

Заманбек Калабаевич, нам известно, что Вы отправились на Запад по официальному приглашению Общества поддержки демократии в Центральной Азии. Для чего Вас туда пригласили?

- Для того чтобы обсудить политическую ситуацию в Казахстане. Ну и за тем, чтобы познакомиться со мной. Я думаю, что ко мне присматривались с весны, но пригласить решили только сейчас. У меня здесь было очень много встреч - более тридцати, по-моему. Я уже со счета сбился...

А с кем встречались?

- Я бы не хотел пока называть фамилии. Были встречи с официальными и неофициальными лицами, представляющими разные организации, в том числе и общественные, которые, скажем так, желают Казахстану демократии. Особых пресс-конференций, по понятным причинам, мы там не проводили.

Ну и как впечатление от поездки?

- Впечатление отличное. Здесь я осуществил ту мечту, которую не мог осуществить в стране, - создал Международную комиссию по борьбе с коррупцией в Казахстане. Эта организация зарегистрирована в Бонне, там же будет ее офис. А я являюсь председателем этой комиссии.

Говорят, Вы встречались и с Акежаном Кажегельдиным?

- Да, мы встретились с ним в Париже. Мы переговорили с Акежаном и выяснили, что наши точки зрения на ситуацию и дальнейшее развитие событий совпадают.
Хочу заметить, что все, с кем я встречался - и казахстанцы, живущие за границей, и представители зарубежных государств, признали меня лидером казахстанской оппозиции и дали мне все полномочия, чтобы я в Казахстане создал единую оппозиционную организацию и возглавил ее.

Они хотят, чтобы Вы новую партию создали или чтобы попытались объединить уже имеющиеся?

- На Западе дураков нет. Они прекрасно знают реальное положение дел: что НП ДВК и “Ак жол” практически раскололись, что коммунистов нет, что вместо настоящей оппозиции - одна видимость, и что все движения этих организаций - это буря в стакане воды.

Естественно, все эти партии списывать со счетов мы не будем. Другой оппозиции у нас нет, и на Западе это тоже понимают. Поэтому вместе с этими организациями на основе Координационного Совета демократических сил и Международной комиссии по борьбе с коррупцией в Казахстане я буду создавать Общественное движение “Прозрачный Казахстан”, наподобие партии Виктора Ющенко “Наша Украина”.

А Вы уверены, что сможете убедить лидеров оппозиционных партий влиться в это Ваше движение?

- А им деваться некуда! На них столько же компромата, сколько и на Назарбаева...

“Я спросил Акежана, есть ли обида?”

Наш разговор с Заке по телефону был коротким - все-таки международная связь стоит недешево. Поэтому мы решили предложить вниманию читателей интервью, которое г-н Нуркадилов дал, будучи в Швейцарии, журналистке Лире БАЙСЕИТОВОЙ, и где более подробно рассказал о целях своей поездки в страны Европы.

Заманбек Калабаевич, насколько известно из прессы, у Вас не очень-то складываются отношения с оппозицией в Казахстане. В чем причина?

- В оппозиции у нас молодежь, у всех есть свои амбиции... Это все понятно, нормально. Кто-то пытается обвинить меня в том, что после мартовского заявления я надолго замолчал, что хочу получить должность и торгуюсь с Назарбаевым. Никакого торга не было. Ко мне приходил Булат Утемуратов, сказал, что президент хочет встретиться со мной. Встретились, высказали друг другу претензии. Назарбаев спросил, что мне надо. Я ответил, что не собираюсь баллотироваться в президенты, но хочу, чтобы выборы прошли честно. Я сказал ему: назначь меня председателем ЦИК, и я обеспечу честные выборы. Если ты выиграешь, станешь президентом, буду поддерживать тебя. Но выиграй в честной борьбе! Он ответил, что одной встречей не обойдемся, просил помолчать два месяца.

Я сдержал свое обещание, два месяца молчал, но президент испугался. Назарбаев знает, что если не фальсифицировать выборы, то он проиграет.

Но после этого Вы сделали заявление о том, что намерены баллотироваться в президенты.

- Если помнишь, я также призвал Олжаса Сулейменова вернуться в Казахстан и возглавить демократическое движение. После этого Олжас “раскрылся”. Он показал себя не только проназарбаевским, в некоторых интервью он просто выступил как адвокат президента по “Казахгейту”. Я также предложил Жармахану Туякбаю баллотироваться в президенты. Туякбай сделал сильный ход, отказавшись от депутатского мандата, но тут же проявил малодушие, заявив, что остается в команде президента.

После этого прошло уже четыре месяца. Оппозиция создала совещательный орган. Это хорошо. А дальше что? Сколько можно топтаться на месте, выпрашивая у властей разрешение на проведение митингов и обращаясь к Назарбаеву с просьбами освободить Жакиянова? Давно пора понять, что ни на какие демократические подвижки Назарбаев не пойдет, Галымжана не выпустит из тюрьмы, любые митинги и гражданские инициативы будут подавляться. Оппозиция должна действовать, а не просить у президента милостыню.

Я знаю, что еще до приезда в Европу Вы успели поговорить с Акежаном Кажегельдиным. О чем был разговор, если не секрет?

- Какие могут быть секреты? Я спросил Акежана, есть ли обида на меня? Будучи депутатом, именно я выступил в Парламенте и обвинил Кажегельдина в том, что он продал Шымкентский НПЗ за 45 миллионов долларов и нагрелся на этом. Мне дали материалы, и я выступил. Это была афера Назарбаева, а я поверил...

Так что в уходе Акежана с должности премьер-министра есть и моя вина. Не выступи я тогда, может, Кажегельдин и сегодня был премьером. Или стал бы президентом. А мы бы не скатились в авторитаризм.

И что ответил Кажегельдин?

- Он сказал, что это было давно и не стоит сейчас об этом вспоминать. Я сказал ему: если так, давай встретимся и поговорим.

Я присутствовала при вашей встрече. Вы не только пожали друг другу руки, но и обнялись...

- Да, мы впервые за многие годы встретились и действительно обнялись.
Время все расставляет по своим местам. Теперь я знаю, почему Назарбаев хотел убрать Акежана. Он был слишком самостоятельным, а президенту был нужен послушный премьер. Его целью было поставить во главе правительства Нурлана Балгимбаева. Так что, вынужденная эмиграция Кажегельдина - это в какой-то мере и моя вина.

Коли Вы заговорили о Балгимбаеве, скажите, почему его не слышно в связи с публикациями о “Казахгейте”?

- Что может сказать Балгимбаев? Говорить надо было раньше, когда появились первые статьи о многомиллионных взятках и информация об арестованных в Швейцарии счетах, открытых на имя Назарбаева, самого Балгимбаева и их детей. Но он не выступил, не обвинил президента в том, что он его заставил так поступать, и не отказался от этих денег.

Какие вопросы Вы обсуждали в разговоре с Кажегельдиным?

- Мы смогли о многом переговорить. Я рассказал о создании Международной комиссии по борьбе с коррупцией в Казахстане (ICTK). Я обратился к международным организациям поддержать деятельность этой комиссии и встретил положительный отклик на свою просьбу. Сегодня комиссия создана и зарегистрирована, уже есть офис в Германии. По возвращении в Казахстан будет открыт второй офис - в Алматы.
Акежан Кажегельдин полностью поддержал идею создания нашей комиссии и план предстоящей работы. Он дал несколько ценных советов по ее деятельности.

Кстати, как председатель комиссии, я собирался тебе предложить войти в состав этой комиссии и активно подключиться к ее деятельности.

И в чем же будет заключаться моя скромная роль?

- Это будет вовсе не скромная, а большая работа. Ты получишь большой пакет документов, ...снимешь с них копии, с ними и будешь работать. Оригиналы же оставишь на хранении в Женеве. Надо будет съездить в командировку по некоторым странам Запада, получить подтверждения масштабов коррупции на международном уровне.

Возвращаясь к Кажегельдину. Вы давно не виделись с ним. Многим будет интересно узнать, какое впечатление он произвел на Вас?
- Передо мной был мужественный, целеустремленный, грамотный политик, искренне болеющий за свой народ, за его благополучие. Я считаю, что Акежан Кажегельдин - наиболее подходящая, реальная кандидатура на пост главы государства. Он достоин быть президентом страны.

Вы не забыли о том, что сами собирались баллотироваться?

- Если бы Акежан участвовал в выборах, я бы уступил ему и призвал казахстанцев голосовать именно за него.

Но Вы-то сами при этом не собираетесь уходить из политики?

- Нет, конечно!

Не боитесь возвращаться в Казахстан? Сами же говорили, что власть может уничтожить любого...
- Не боюсь. Я никого не убивал, не воровал. Пусть Назарбаев трясется от страха. Он настолько запачкан, что ему уже не отмыться.

Денис ДАШКОВ
Республика
04 Feb 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom