Призрак «барханной революции»

«Верхушечный переворот» стал бы относительно безобидным сценарием смены власти в центральноазиатских странах. Будет гораздо хуже, если она произойдет в результате межэтнических конфликтов под знаменем политического ислама

Начавшаяся на постсоветском пространстве вторая после сравнительно мирного роспуска СССР волна «бархатных революций» постепенно начинает распространяться по СНГ. Судя по происходящему в Центральной Азии, такое развитие событий рассматривается главами расположенных здесь Казахстана, Киргизии, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана как реальная угроза для находящихся у власти политических деятелей и правящих кругов в целом.

Суррогат многопартийности

Режимы, созданные на протяжении независимого существования этих стран, эволюционировали в сторону авторитаризма, а нередко и тоталитаризма. Из пяти центральноазиатских стран только в двух – Казахстане и Киргизии – политическая оппозиция еще пользуется возможностями легальных действий. Казахстанская оппозиция в лице партии Ак Жол («Светлый путь») сумела добиться символического представительства в парламенте, а киргизские противники президента Аскара Акаева из девяти оппозиционных партий создали единое Народное движение Киргизии во главе с Курманбеком Бакиевым. Судя по всему, сейчас руководители стран региона отрабатывают собственные методы борьбы с угрозой «барханных революций».

Осенние выборы в казахстанский парламент позволяют говорить о попытках Нурсултана Назарбаева создать систему управляемой двухпартийности, когда фактически возглавляемая им партия Отан («Отчизна») и партия Асар («Вместе») под руководством его дочери Дариги должны были стать основой такой системы. Прошедшие 19 и 26 декабря выборы в туркменский и узбекский парламенты выявили ряд особенностей этого процесса в соседних странах. Если пожизненный президент Туркменбаша вообще не признает какой-либо видимости многопартийности, то не менее авторитарный узбекский президент Ислам Каримов решил использовать формулу «управляемой демократии». Официальный Ташкент, отказав в регистрации оппозиционным партиям Народное движение Бирлик («Единство») и Демократической партии Эрк («Воля»), постарался представить свою приверженность демократии с помощью парламентской реформы (когда была создана верхняя палата этого органа – сенат) и допустив «многопартийные выборы» (пять мало отличающихся друг от друга организаций должны были представлять партийный плюрализм).

В отличие от Туркменистана, где единственная партия возглавляется самим Ниязовым, а оппозиция в лице организаций Агзыбирлик («Единство»), Союза демократических сил, Ватан («Родина»), Республиканской партии действует либо в подполье, либо в изгнании, Узбекистан должен был, по мнению Каримова, продемонстрировать в выгодном свете внутри страны и за рубежом избранную его президентом модель. Однако тема «внутреннего врага» становится для большинства руководителей центральноазиатских государств основной, и ее озвучивание должно, по их мысли, подчеркнуть реальность существования некоего «заговора радикалов», под которыми, конечно, подразумевается любая оппозиция существующим режимам.

Еще на протяжении 90-х гг. ХХ в. они крайне подозрительно относились к активизации внутриполитической оппозиции и ее возможным связям с традиционной для этого региона конфессией – исламом. Даже строительство вооруженных сил, правоохранительных органов и разведывательно-контрразведывательных структур свидетельствовало о превалировании внутриполитических проблем над международными и внешнеполитическими. Наиболее откровенно об этом заявил президент Сапармурат Ниязов. На состоявшейся недавно встрече с руководством вооруженных сил, госбезопасности и правоохранительных органов он сказал, что «враг теперь не придет извне, он будет искать недовольных внутри», в связи с чем призвал, обращаясь к собеседникам: «Пусть оружие у вас всегда будет наготове».

У страха глаза велики

В свою очередь, независимый исследователь Сухробжон Исмоилов, комментируя избранную Ташкентом политику, определил достаточно точно суть происходящего: «Правительство Узбекистана заинтересовано в формировании регулируемой оппозиции, чтобы не допускать реальную оппозицию к политическим процессам в стране». Недавние массовые беспорядки в ряде районов Узбекистана стали в конце 2004 г. серьезным признаком нарастающего системного кризиса режима Каримова.

Подготовка к назначенным на 27 февраля 2005 г. выборам в Жогорку Кенеш – парламент Киргизии, свидетельствует о серьезных опасениях властей относительно перспектив политического процесса в этой стране. События в Грузии осенью 2003 г. и особенно украинская «оранжевая революция», судя по всему, были с обеспокоенностью восприняты президентом Аскаром Акаевым. В начале декабря правительство направило в парламент проект закона «О внесении изменений и дополнений в закон «О праве граждан собираться мирно, без оружия, свободно проводить митинги и демонстрации», в соответствии с которым предполагалось ввести серьезные ограничения на массовые демонстрации. Созданное оппозицией осенью 2004 г. Народное движение Киргизии, в задачу которого входит не только объединение ее сил и контроль над процедурой выборов, но и, как заявил лидер НДК Курманбек Бакиев, «смена власти в 2005 году демократическим путем», рассматривается Акаевым как первый признак «барханной революции». Акаев считает, что речь идет об угрозе всему СНГ. Более того, глава Киргизии обрушился и на Запад, заявив: «Нам во что бы то ни стало необходимо дать отпор радикальным группам, собирающимся на западные деньги повторить в Киргизии грузинские и украинские события».

В другой центральноазиатской республике – Таджикистане – борьба с политической оппозицией приобрела форму политических чисток и судебных процессов против реальных и мнимых противников. Наступление Эмомали Рахмонова на легальную Исламскую партию возрождения Таджикистана, являющуюся по межтаджикскому договору об окончании гражданской войны в середине 90-х гг. партнером власти, отныне сопровождается нажимом как на другие организации политической оппозиции, так и на его собственных сподвижников.

Примечательным фактом последнего времени является активизация попыток глав центральноазиатских стран укрепить связи с руководством России в момент, когда внутри этих государств усиливается общественно-политический и экономический кризис. Предпринимавшиеся ими ранее шаги, направленные на расширение контактов с представителями евроатлантического сообщества, включая и оборонный аспект, не дали желаемых результатов. Участие в международной антитеррористической коалиции не смогло стать оправданием для проводимой властями государств региона борьбы с политическими оппонентами и крайне сомнительных действий в области экономики. С целью заинтересовать Кремль в оказании всесторонней помощи существующим в регионе режимам их главы используют в своих пропагандистских кампаниях «для России» тезисы угрозы исламского экстремизма и возможности усиления влияния Запада в стратегически важных для Москвы регионах.

Свои против своих

Складывающаяся в регионе ситуация при всех особенностях положения в пяти центральноазиатских странах позволяет делать прогнозы о возможном развитии событий по ряду вполне предсказуемых сценариев. Первый из них может быть назван «верхушечным переворотом». В этом случае не исключен раскол правящей верхушки и выдвижение на первый план так называемых умеренных реформаторов из числа лиц, близких к власти или находящихся в ее эшелонах. Второй сценарий так или иначе связан с вероятными изменениями в Центральной Азии уже в результате объединения «верхушечного переворота» с массовыми народными волнениями.

В Казахстане, где до сих пор еще неясно, какой механизм собирается задействовать его глава Н. Назарбаев для передачи власти в руки преемника, многое говорит в пользу предположений о том, что часть правящей элиты перейдет в оппозицию к «семье» и использует свои возможности для создания широкого оппозиционного фронта вместе с уже существующей оппозицией. Эта структура будет нацелена на проведение «верхушечной революции».
Насколько серьезными окажутся последствия в политике и экономике Казахстана при таком развитии событий, станет ясно лишь в ходе происходящего. Для Киргизии ситуация, вероятно, будет несколько иной. Не исключено, что А. Акаев попытается использовать силовые методы с целью недопущения любого усиления оппозиции на внутриполитической арене, и особенно активно в этом ему будут помогать представители так называемого силового блока, заинтересованные в сохранении существующего положения. Раскол в правящей элите Киргизии способен выделить эту группировку из всех остальных и позволить ей взять власть в свои руки уже без А. Акаева, которым она «пожертвует» в собственных интересах. Вопрос лишь в том, согласятся ли объединяющаяся ныне оппозиция и поддерживающие ее социальные и политические группы на такое развитие событий.

Для трех других стран Центральной Азии вероятнее всего наиболее «проблематичный» вариант изменений. В Туркменистане смена власти, как полагают многие наблюдатели, будет происходить при активном участии ряда представителей правящей группы, которая постарается отмежеваться от С. Ниязова и начнет искать контакты с оппозицией для того, чтобы выступить как демократическая сила, хотя и происходящая «из старого режима».

Для Узбекистана и Таджикистана, в силу особенностей этноконфессиональной и социальной ситуации, возможно усиление позиций политического ислама. Как отмечала американский аналитик Кэтлин Коллинз, «бедность не обязательно является причиной исламизма и в еще меньшей степени терроризма, но бедность создает условия для их широкой социальной поддержки». Такое развитие событий может составить основу третьего сценария. Не исключено, что его элементами станут локальные восстания, соединенные с межэтническими конфликтами и под лозунгами политического ислама. Однако при всех сценариях не следует сбрасывать со счетов и попытки правящих режимов привлечь российскую поддержку (не только и не столько политическую) в борьбе против своих противников и под эгидой Организации договора коллективной безопасности и иных организаций СНГ. Другой вопрос: как поведут себя евроатлантическое сообщество и соседние азиатские государства?
http://www.newtimes.ru/artical.asp?n=3068&art_id=5848

Девлет Озоди
Новое время
27 Jan 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom