Страсти по Каспию

Территориальные споры Ирана с Азербайджаном и с Туркменией по разделу пограничных территорий на Каспийском море продолжают оставаться камнем преткновения в решении юридического статуса водоема. Тегеран настаивает на 20-процентной доле южной части моря, с чем не согласны Баку и Ашхабад.

В то время как Иран продолжает отказываться идти на уступки в переговорах по юридическому статусу Каспия, его северную часть уже практически разделили Россия, Азербайджан и Казахстан на основе российско-азербайджанского, азербайджано-казахстанским и российско-казахстанского соглашений. Согласно этим документам три северных прикаспийских государства уже ведут хозяйственную деятельность на своих территориях.

Как заявил официальный представитель иранского МИД Хамид Реза Ассефи, для выработки юридического статуса Каспия необходимо действовать совместно, а двусторонние договоренности не должны приниматься во внимание. По его словам, прибрежным государствам допустимо осуществлять деятельность на своих территориях. В любом случае прикаспийские страны должны достигнуть взаимопонимания и действовать в направлении обеспечения интересов друг друга, считает Ассефи. «Процесс определения правового режима Каспийского моря требует времени, и это не значит, что он будет принят в течение двух или трех раундов переговоров прикаспийских стран - России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркмении», - уточнил иранский дипломат.

Между тем, еще в прошлом году на заседании рабочей группы по Каспию в Баку спецпредставитель Ирана Мехди Сафари подчеркнул важность развития регионального сотрудничества и сближения в деле решения вопросов моря. Тогда заместители министров иностранных дел пяти прикаспийских государств обсудили текст проекта Конвенции Каспия и положения нового правового статуса водоема. Хамид Реза Ассефи отметил, что Иран неизменно придерживается курса на проведение прибрежными странами Каспийского моря переговоров, направленных на достижение согласованного всеми правового статуса водоема, который обеспечит долгосрочные интересы региона. В этой связи Иран выдвинул свои предложения - учитывать особые условия Каспия, в том числе фактор конфигурации и протяженности береговой линии. Г-н Ассефи подсчитал, что в этом случае доля Ирана составит примерно 20% Каспия. Но иранский участок, как известно, составляет всего 14% периметра водоема.

Очевидно, что позиция Ирана за эти годы не претерпела изменений, а возможно, стала еще более жесткой. Исходя из этого, Россия предлагает так называемый ресурсный подход, при котором учитывается фактическое освоение нефтяных богатств Каспия всеми сторонами. Мнение России разделяют Азербайджан и Казахстан.

Однако разделом Каспия все проблемы моря-озера не ограничиваются. Актуальными остаются вопросы демилитаризации, свободы судоходства, сотрудничества в борьбе с наркобизнесом и международным терроризмом. Кроме того, нельзя забывать о том, что вскоре будет завершено строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который лоббирует Вашингтон, в то время как Москва и Тегеран скептически относятся к этому проекту.

Что касается демилитаризации Каспия, то Россия, категорически возражающая против этой идеи, остается в одиночестве. Если соседи по Каспию, считают в Москве, настаивают на введении государственных границ на море, то эти границы придется охранять, а значит, нужны военно-морские силы. О какой тогда демилитаризации может идти речь?
http://www.gazetasng.ru/article.php?id=1573

Мариам Степанян
GazetaSNG
26 Jan 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom